Автосказка

8 800 770-01-15 звонок по России бесплатный

8 (4842) 22-66-92 Калуга

г. Калуга, ул. М.Горького, 5

пн-сб 9:00-19:00, вс 9:00-18:00 (МСК)

X
01.08.2016

«Гоночная Липгарта»: «красный» суперкар

«Гоночная Липгарта»: «красный» суперкар
Вспоминаем историю советского болида ГЛ-1.

В довоенное время в СССР создали несколько машин, которые дали толчок к зарождению в стране автомобильного спорта. Одним из них ГЛ-1 — первый «красный» суперкар заводской постройки, который должен был на равных соревноваться с иностранными оппонентами.


Спорткары для военных
Интересно, что первые отечественные спорткары создавались не только для участия в гонках и установления рекордов. Считалось, что такие автомобили являются еще и отличными «тренажерами» для подготовки водителей военного транспорта.

Такое мнение сформировала практика Казанского танкового училища — там в 1930-е танкисты оттачивали водительское мастерство на кабриолетах BMW-Dixi. Об этом специфичном эксперименте писал журнал «Техника-молодежи»: «Важную роль играют спортивные автомобили и в подготовке кадров высококвалифицированных водителей. Шофер спортивного автомобиля должен исключительно точно управлять машиной, отлично знать ее материальную часть и обладать хорошей физической закалкой».

В 1938 году «сверху» поступило распоряжение — создать автомобиль, который смог бы достойно конкурировать со звездно-полосатым Cord 812. Причина заказа была банальной — во всесоюзном заезде гоночных машин скоростной рекорд установил Герой Советского Союза летчик Михаил Громов на серийном американском переднеприводном автомобиле Cord-812 (автомобиль, заметим, был подарен Громову в Америке после беспосадочного перелета Москва — Северный полюс — Сан-Джасинто). Он разогнался свыше 141 км/ч, опередив соперников. Кстати, судил заезд легендарный Валерий Чкалов.


И в скором времени на ГАЗе разработали спорткар. Название ГЛ-1 («Гоночная Липгарта») машина получила в честь главного конструктора Горьковского автозавода — Андрея Липгарта. А разработала автомобиль группа конструкторов под руководством Евгения Агитова.

Из чего сделать конфету?
«Скелет» ГЛ-1 достался от «эмки» — серийного автомобиля ГАЗ-М-1, — начиная от рамы, амортизаторов и эллиптических рессор, и заканчивая стандартной 3-ступенчатой МКПП.

Первым делом создатели поработали над мотором. Отполировали поверхности коллекторов и каналов, что помогло снизить завихрения. Затем тщательнейшим образом отшлифовали поршни и шатуны, дабы нивелировать огрехи и сделать минимальными допуски. Такого пристального внимания и заботы прежде не видел ни один из серийных отечественных автомобилей.

Отсутствие усовершенствований в подвеске объяснялось просто — никто не предполагал, что машина примет участие в кольцевых гонках (в то время в СССР они фактически отсутствовали). Поэтому об управляемости особо не задумывались. От автомобиля требовалось показать максимум возможностей на прямой.

От серийных авто ГЛ-1 достались также решетка радиатора и крышка капота. А вот дверей, порогов и крыльев не было. Подразумевалось, что в машине смогут находиться два человека. Весил суперкар около тонны.

Что касается цвета машины, то достоверных данных о нем не сохранилось. А «показания» тех, кто видел авто вживую, сильно разнятся. По оставшимся черно-белым фотографиям понятно, что первый ГЛ-1 был то ли темно-зеленого, то ли черного цвета.

В 1930-х инженеры и конструкторы только-только начали осваивать сложную науку под названием «аэродинамика». Тогда считалось, что наиболее выигрышными в этом плане получаются автомобили каплевидной формы. Но именно Агитов решил первым в СССР свернуть с проторенной дорожки, и сделать заднюю часть машины немного сплюснутой и прямоугольной. Таким образом, Евгений Владимирович забрел в дебри уже современной ламинарной аэродинамики, которая используется при создании болидов Формулы-1.

А победил ленинградский таксопарк…
Показ первого ГЛ-1 был запланирован в 1938-м на одном из главных «красных» праздников — Первомае. А спустя три месяца машина отправилась на третьи всесоюзные гонки, которые проходили в Киеве.

Но триумфальный путь для ГЛ-1 как-то сразу не заладился. Сначала механик сломал палец, заводя авто «кривым стартером», затем соперники отчего-то решили поупрямиться и не сойти с дистанции. И как не старался гонщик Аркадий Николаев, но стать первым ему в тот раз не удалось. Победу одержал пилот Георгий Клещев на «самоделке», собранной в гараже самого обыкновенного таксопарка также из узлов ГАЗ-М-1… До победы не хватило совсем чуть-чуть — Николаев сумел разогнать автомобиль до 143 км/ч, а его соперник — до 143,226 км/ ч. Это означало, что советские гонщики сумели превзойти скоростные показатели Cord 812. Правда, Cord Громова был серийным.

Работа над ошибками
Получив чувствительную пощечину, заводские конструкторы и инженеры с еще большим усердием взялись за доводку ГЛ-1. Для них победа стала делом чести.

С дальней полки достали документацию на лицензионное производство 6-цилиндрового двигателя Dodge, купленную СССР незадолго до описываемых событий. Лично Агитов взялся за адаптацию «американщины».

В итоге у специалистов получился серийный мотор ГАЗ-11 с чугунной головкой блока, выдававший целых 76 «лошадок». Но для ГЛ-1 Евгений Владимирович этот силовой агрегат оснастил алюминиевой головкой и увеличил степень сжатия. Спортивный двигатель назвали ГАЗ-11А.

Вообще, Агитов считал, что работа с мотором не закончена. Он был уверен, что из «американца» можно выжать свыше 100 л.с. — нужно лишь задействовать компрессор.

С провала ГЛ-1 прошло два года. И в 1940 появилось, можно сказать, второе поколение суперкара. Раму и подвеску оставили от прародителя, но автомобиль стал одноместным, и получил закрытую кабину.

Но главное — он получил тот самый 6-цилиндровый нижнеклапанный силовой агрегат, выдававший сотню «лошадок».

В конце сентября 1940-го усовершенствованный ГЛ-1 принял участие в городских соревнованиях в Горьком. За рулем — проверенный временем и неудачами Аркадий Николаев. На сей раз все пошло так, как задумывалось еще два года назад: автомобиль сумел разогнаться до 161,87 км/ч.

Через два дня Николаев опробовал машину в заезде на 1 километр, и сумел за 35 секунд набрать 101,4 км/ч. Это был рекорд — ГЛ-1 официально стал самым быстрым автомобилем СССР.

«Я творчески иссяк»…
Успех подтолкнул Агитова на новую работу. Конструктор мечтал о создании третьего поколения суперкара. За короткий срок удалось создать новый кузов — по задумке, он был открытым и имел хорошие аэродинамические показатели. Все шло к тому, что в Союзе в ближайшее время появится автомобиль, способной показывать действительно впечатляющие результаты. Но грянуло 22 июня 1941 года. В вихре войны погибли все экземпляры ГЛ-1.

А в стране на долгое время забыли о существовании автомобильного спорта.

Сам Агитов по непонятным причинам в сентябре 1941-го потерял должность начальника экспериментального цеха. Видимо, сказалось пристрастие «органов». Тем не менее, именно ему доверили модернизацию аэросаней типа КМ, которые были разработаны на горьковском заводе «Красный металлист» под руководством главного конструктораМихаила Веселовского.

Евгений Владимирович приказ выполнил. Проект саней одобрили и приступили к их запуску в серию. Особенно хвалил работу Агитова будущий командующий Парадом Победы 1945 года на Красной площади генерал Константин Рокоссовский. Вот только Евгений Владимирович ничего этого не застал. Он покончил жизнь самоубийством 4 января 1942 года. Осталась записка: «Я творчески иссяк»…

Возврат к списку

Расскажите о нас друзьям

Заказать звонок

Заказать звонок

X
Отправьте запрос на звонок и наш менеджер перезвонит Вам.
Заказать звонок

Заказать звонок

X
Отправьте запрос на звонок и наш менеджер перезвонит Вам.